• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: цапля. (список заголовков)
23:39 

Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).
Я стряхиваю все это с ладоней. Прилипшие частицы поддеваю ногтем: черные чешуйки и серебристые блестки. Целый мир с пальцев, целая жизнь. Люди без имен, для них в паспорте припасена была графа только для прозвища. Они не успели закончить свои фразы, кажется, кто-то не успел даже открыть рот.
Главная героиня падает первой. И странно, что во главе этого спонтанного полета вниз любимые черты и буквы.
Последним умирает красный зонт. Совсем новый, не успевший зависнуть над чье-то русой головой, застрял между стен, его минута была следующей, но все испорчено возжеланием чистоты и пустоты.
Свободными руками, холодными ладонями к стене. В порах зудом полубуквы, их хвостики и ножки. В складках кожи между пальцами - особенные фразы.
И главная героиня с пола, но совсем, как раньше, улыбается и неспешно почесывает кончик носа краешком белого крыла.
Что, стряхнуть с рук мир не так-то просто?

@темы: ..., Прошлое., Словобред., Цапля.

00:37 

Мини - 2.

Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).
- Я вычеркнула его из своей жизни! Полностью! Навсегда!
- Правда? Скажи, почему тогда у тебя в ванной до сих пор стоят две зубные щетки?

- Легкую боль от пореза пальца можно стерпеть молча. Но если рядом окажется кто-то, мы обязательно скажем: "Ай! Как больно! Посмотри..."

- О, господи! Когда я говорю "нет", - это вовсе не значит, что это абсолютно точно "нет"!

- Ты меня любишь?
- ... Нет...

- Кто твой лучший друг?
- Меня всегда напрягал этот вопрос. Как определить. Тот, кому можно доверить все свои секреты? С кем проводишь больше всего времени? Кого знаешь, как самого себя, а то и лучше?
- Тот, кому ты не раздумывая позвонишь, когда тебе очень плохо.

- Наверное, даже если прямо перед твоими глазами огромная табличка с датой, временем и номером кабинета, заверенная всеми "высшими силами" института, ты все равно будешь сомневаться, а здесь ли пара, а сейчас ли, если будешь сидеть перед кабинетом в полном одиночестве.

- В праздники одинокие люди чувствуют себя еще более одинокими.

- Тот, кто на своем веку сделал лишь одно или малое количество добрых дел, будет постоянно помнить об этом сам и напоминать тебе о своем благородстве. Тот, кто делает хорошее постоянно, не акцентирует на этом внимания и не запоминает каждый подобный поступок, иначе бы ему память была заполнена лишь этим, не оставляя места для более полезных вещей.


@темы: Диалоги., Мир., Они., Философствования). Ом)), Цапля.

00:50 

Ночь.

Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).
Еще бы немножко, и я бы смогла изменить свою жизнь. Если бы я чуть дольше сидела здесь и смотрела бы в ночное небо, я бы поняла что-то важное. Поняла бы, что эти звезды просто не могут быть настолько далеко. Они не могут быть огромными и далекими.
Когда от красоты и спокойствия хочется плакать, когда вот так сидишь и, чуть прикрыв глаза, смотришь вверх, когда настолько тихо, что почти физически слышишь собственные мысли. Именно в такие моменты хочется либо умереть, либо полюбить. Умереть не потому что плохо, а потому что хочется умереть так, спокойно, без крови, боли и сдавленного горла. А полюбить, потому что хочется, чтобы кто-то сидел рядом. Существует ли в нашем мире бесконечно пошлых тем подобное? Подобных людей, которых я смогла бы полюбить, я встречала лишь на страницах книг. Если бы я могла оживлять серые листы бумаги, я бы материализовала тебя. Потому что мне никогда не встретить тебя в реальной жизни. Тебя либо нет, либо ты родился не в этом тысячелетии.
Сколько людей ушло, потому что я прогнала их, сама того отчаянно желая и не желая. Сколько недоверия в душе.
Как важно вовремя сказать "стоп".
- Или "стой".


@темы: ..., Диалоги., Неадекват., Цапля.

00:01 

Первая встреча.

Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).
Я болею, шмыг-шмыг. Хоть, может быть, вас смогу порадовать).
Раньше, мне казалось, я могу что-то пробуждать в других. Теперь и в себе-то пробудить не могу. Как же тоскливо...

Первая встреча

На фоне небес с темно-серыми вялыми тучами
Ты кажешься белой, как ангел, нежданный, немыслимый,
Я песнями старыми, светлыми, самыми лучшими,
Тебя успокою, а ты мне поведаешь истины.

О том, что там в небе далеком сокрыто, запрятано,
И как могут искренне верить в мечту черны вороны,
Зачем нас деревья весной восхищают нарядами,
Как встретились мы, если жили по разные стороны

Реки. Я всегда ненавидел её безразличие,
Мне имя Чужой, а кто ты, как зовут тебя, милая?
Могу предложить тебе чай с молоком по обычаю,
Я должен сказать тебе что-то, вот только, что именно.

Я вижу, я чувствую сердцем твое оперение,
Два белых крыла, хохолок, удивленно приподнятый,
Как ты угасаешь стремительно и преждевременно,
Как дико, отчаянно хочешь быть кем-нибудь понятой.

"Мне хочется верить, что птицы летая не падают,
И если удастся домчаться до края небесного,
Там встретит мечта, вот только, а буду ли рада я,
Что бросила всё ради мира чужого чудесного".

На фоне небес с темно-серыми вялыми тучами,
Ты кажешься близкой, родной. Дождь тяжелыми каплями
Сокроет тебя, в вышине голосами скрипучими
Тебя позовут, и уйдешь ты за белыми цаплями.


P.S. Вспомнила. Этот стих уже был здесь. Плевать.

@темы: Личное. Моё., Нытьё., Стихи, Цапля.

20:54 

День Рождения.

Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).
Сегодня мне уже 20 лет.
И я обещаю, что сегодня я буду как можно чаще улыбаться. Всем и всему).


Мой первый полученный подарок, это просто мечта. Я счастлива).


запись создана: 18.03.2009 в 01:13

@темы: Just me., Жизнь реальная., Поздравлятор., Цапля.

17:47 

Цапля. Продолжение.

Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).
Обожаю поезда. Электрички, автобусы, маршрутки. За то, что они дарят мне дорогу. И чем длиннее дорога, тем лучше. Чуть подскакивая на поворотах, подперев рукой подбородок, я люблю смотреть на пролетающие мимо деревья, дома, поля. Закрывать глаза и всё равно видеть поля, дома, деревья. Ты не стоишь на месте, ты куда-то движешься, а значит, все не так уж и плохо.
-Я теперь там не часто бываю. А вот раньше – каждые выходные. Красота такая, особенно ранним утром, когда еще роса не высохла, трава не примялась, а солнце не начало раздражать вечным свечением в глаза. Подойдешь к забору, глянешь на реку, - и просто как распирает изнутри, сердце раздувается от счастья, кричать хочется во все горло. Громко-громко, чтобы весь мир слышал, и земной, и небесный.
-А я думала, что это только девушки – болтушки.
Парень напротив краснеет и неловко замолкает. Я смотрю на него, и губы сами расплываются в улыбке, - ведет себя как ребенок, а на вид уже вышел из детского возраста.
-Ладно, не обижайся. Мне очень интересно, правда.
-Да? – хмурое лицо светлеет, плечи распрямляются. – Тогда вот. Я вчера пытался погасить взглядом фонарь.
Я не сморю на него, мне не интересны все эти дурацкие фантазии. Сила воли, сила разума, сила мысли. Хочешь передвинуть предмет – подойди и возьми его руками. Хочешь погасить фонарь… Разбей его.
-И как – получилось?
-Нет. Но я рад. Если бы получилось, на нашей улице совсем темно бы стало.
Едем молча. Время от времени в проходе между длинными деревянными лавочками появляются громкие продавцы миллиона "нужных" в поездке вещей. Мой попутчик купил себе маленький карманный фонарик и пачку чипсов, которые и принялся есть с дико раздражающим хрустом.
Электричка замедлила ход перед очередной забытой богом и людьми остановкой. На перрон спрыгнула девочка, мгновенно оживив унылый пейзаж, и побежала навстречу крохоткой сгорбленной бабушке, которую я не заметила раньше, - уж очень она сливалась с серой бетонной стеной. Старушка при виде внучки тоже будто бы ожила, в глазах засверкали слезы счастья и умиления. Что было дальше – не знаю, меня унесла железная дорога. Наверное, они, перецеловавшись, пошли домой пить теплый чай с сушками.
-Как тебя зовут?
Парень напротив сонно вздрогнул и удивленно уставился на меня. Это называется: заснул и не заметил. Заснул – и всё забыл.
-Так как тебя зовут?
В голове пронеслось странное эхо. Кто-то называет его дежа вю.
"-Как тебя зовут?
-Так как тебя зовут?
-Я забыла.
-Что?"
Я резко тряхнула головой, выбросив из нее все старые воспоминания и мысли. И Карла заодно.
-У меня скучное имя. Давай я лучше скажу тебе свое прозвище.
И когда он успел перейти с "ты" на "вы". Так хотелось уловить этот момент. И всё равно упустила.
-Давай.
-Меня зовут Чужой.

***

- Ты неправильно живешь,
- Цапля задумчиво присела на край кровати и почесала крылом носик. – Совсем неправильно. Посмотри, как темно. Как пыльно. И ты всё еще можешь здесь дышать?
Я смотрю на неё с полугрустной улыбкой. Мне уже за сорок, у меня взрослый сын. Всё получилось так, как я хотела. Когда-то.
- Выходя из дома, ты смотришь только себе под ноги. Даже не вперед, а под ноги. С, таким образом, жизни скоро врежешься в фонарный столб.
- А ты, выходя из дома, постоянно смотришь в небо. С таким образом жизни скоро врежешься в фонарный столб.
Ты обиделась. Скорее притворно. Я повторила твои слова эхом, правда, добавив что-то и от себя.
Тишина, заполнив комнату, принялась кружиться в утреннем неясном свете на пару с крошечными пылинками. Сначала с одной, потом с другой.
- Почему? Зачем тебе было становится человеком?
Я молчу. Я давно забыла ответ на этот вопрос, даже не совсем уверена, а был ли он вообще. Мы слишком часто делаем что-то не "потому что", а "просто".
- Цапля…
Ты начинаешь тихонько смеяться, смех перерастает в хрип. От пореза на крыле растекаются алые тонкие полосочки.
Мне страшно.
- Цапля…
Ты резко оказываешься совсем рядом. Человеческое лицо, человеческие руки. Птичьи глаза, птичьи крылья.
- Почему? – раздается шипение. – Почему?
В твоей руке осколок стекла, ты сжимаешь его всё крепче. Красная капля падает мне на лицо.
- Я…
Я просыпаюсь.

И боли уж нет как-будто,
И горечи будто бы нет,
Свеча догорит, - и утро,
Свеча догорит, - и рассвет.


@темы: Цапля.

15:11 

Первая встреча.

Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).
Это - то, что будет. Это - продолжение "Цапли". И этот стих мне очень дорог.

Первая встреча

На фоне небес с темно-серыми вялыми тучами
Ты кажешься белой, как ангел, нежданный, немыслимый,
Я песнями старыми, светлыми, самыми лучшими,
Тебя успокою, а ты мне поведаешь истины.

О том, что там в небе далеком сокрыто, запрятано,
И как могут искренне верить в мечту черны вороны,
Зачем нас деревья весной восхищают нарядами,
Как встретились мы, если жили по разные стороны

Реки. Я всегда ненавидел её безразличие,
Мне имя Чужой, а кто ты, как зовут тебя, милая?
Могу предложить тебе чай с молоком по обычаю,
Я должен сказать тебе что-то, вот только, что именно.

Я вижу, я чувствую сердцем твое оперение,
Два белых крыла, хохолок, удивленно приподнятый,
Как ты угасаешь стремительно и преждевременно,
Как дико, отчаянно хочешь быть кем-нибудь понятой.

"Мне хочется верить, что птицы летая не падают,
И если удастся домчаться до края небесного,
Там встретит мечта, вот только, а буду ли рада я,
Что бросила всё ради мира чужого чудесного".

На фоне небес с темно-серыми вялыми тучами,
Ты кажешься близкой, родной. Дождь тяжелыми каплями
Сокроет тебя, в вышине голосами скрипучими
Тебя позовут, и уйдешь ты за белыми цаплями.

21.12.2008 год.


...............

@темы: Личное. Моё., Цапля., Стихи

23:29 

Цапля. Продолжение.

Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).
Мне некуда деть ту боль, что засела внутри. Ей нет выхода. Нет слез, нет криков, нет песен. Я запечатала её в груди, она покрылась пленкой и удобно устроилась под сердцем. Теперь она тихо дремлет, слушая его биение. Теперь мне не хватит слез, чтобы её выплакать.

Первая встреча. Это всегда так волнительно. Так интересно. Интересно потом оглянуться назад и вспомнить свой первый взгляд, брошенный на человека, первое слово, сказанное ему. Тогда, когда еще не знаешь, насколько он тебе станет дорог или насколько ты его возненавидишь в будущем.
Я снова лечу и снова опускаюсь на землю. Даже цаплям иногда хочется есть. И не думайте, что я пойду к пруду наловить лягушек, нет. Передо мной обычный магазин с обычной едой, а в кармане обычные деньги. Пока всё так.
Сонная продавщица злобно зевая продает мне сок в пластмассовой бутылке и плитку шоколада. Весьма неумный завтрак. Но я бы не сказала, что вся моя жизнь блещет разумностью.
Откусывая от плитки маленькие кусочки, я сижу на скамейке и смотрю в небо. И думаю о Пустышке. Нереальность прошлой ночи сбивает меня с толку, но память и порез на крыле твердят в оба голоса, что это был не сон. Какой странный мир, какой пустой и искусственный мир. И самое страшное, что мой.
Я вздыхаю и расправляю в крылья, - пора в путь. Мне всё труднее ходить по земле, меня всё больше тянет в небо. Там свобода, там успокоение сердцу и мыслям. Когда летишь над ветром, – тогда нет никаких преград впереди, тогда…
-Ничего себе!
Я чуть не подпрыгиваю от неожиданности, сердце оказывается менее сдержанным и подскакивает куда-то вверх поближе к горлу. Нельзя уходить так глубоко в свои мысли, иначе возвращение к миру реальному может стать неожиданным и не очень приятным.
-Ничего себе! – повторяет удивленный парень, наклоняясь всё ближе ко мне. – Откуда ты здесь? Откуда в центре нашего города, ну ладно, не буду врать, городка такие чудеса чудесные.
Первый раз его вижу. Первый раз своей жизни. А он будто бы и знает меня, и удивлен чему-то. Неужели в этом городе девушка не может на улице съесть шоколадку и посидеть на лавочке.
-Откуда здесь может быть такая красавица? Птичка, ты откуда?
Птичка? На меня будто обрушивается ледяной шквал воды, пальцы холодеют, а по спине начинают бегать противные маленькие мурашки. Он видит птицу?
-Что?
Глаза парня округляются. Он пятится назад, продолжая таращиться на меня, до тех пор, пока не врезается спиной в дерево. Под ногой хрустнула сломанная веточка, над головой зашумели листья. Ветер, стараясь разрядить обстановку принялся щекотать мне нос и взъерошивать ему волосы.
Я судорожно сжала пальцы, три раза глубоко вздохнула и успокоилась. Удивленная, даже скорее ошарашенная фигура передо мной застыла, не принимая никаких попыток, которые бы потребовали неких движений: бегство, наступление или еще что-либо. Хотя нет, - губы зашевелились, и я услышала: "Мммм, ну как же… ведь только что…вы извините, но я может быть… как же это… ммм".
-Может… шоколадку хотите?

-Не думайте, что я сумасшедший, - парень нервно жует предложенную ему сладость и косится на меня. – Нет, я, конечно, не утверждаю, что абсолютно нормальный, но и не то что бы…
Как скучно и как странно. Как странно, что он увидел во мне меня. Никто никогда до этого…
-Да!
Я опять вздрагиваю, вылетая от его вскрика из своих мыслей, как воланчик от удара ракеткой.
-Я определенно должен вас чем-нибудь угостить.
Он моментально вскакивает на ноги и уносится куда-то за поле видимости. У меня вылетает невольный вздох облегчения, кажется, теперь смогу спокойно уйти. И все-таки странно. Пустышка не указала мне направление. Проводников на пути я больше не встречала, куда конкретно мне идти.
-Лучшее фисташковое мороженное, которое я когда-либо ел.
Перед глазами светло-зеленый вкусно-пахнущий шарик, чуть позади него широко улыбающееся лицо.
-Спасибо.
Снова опускаюсь на лавочку. Солнце забавно светит прямо в глаза, и я чувствую себя абсолютным человеком.
-Скажи мне. А что конкретно ты видел? Точнее, что тебе такое привиделось?
-Смеяться не будете? Я птицу видел. Большая такая, красивая белая птица. Ровный черный клюв, яркие желтые глаза. Как с картинки просто. Я удивился очень: откуда тут может быть такая птица, а потом…вы появились.
-Откуда?
-Не знаю. Просто появились.
-А птица куда делась?
Он молчит, грустно смотря себе под ноги. Жутко напоминает школьника у доски, всю ночь учившего тему № 2, а его спросили тему № 1.
-Я что-то похожее в детстве видел, - школьник превращается в грустного поэта, стоящего у калитки под чистым звездным небом. – Давно, в деревне жил. Просыпаюсь утром – туман такой, словно кто-то разлил над водой целый бидон молока. И музыка. Тихая-тихая. Ощущение такое: кто-то колокольчики срывает, а они так искренне и нежно с землей прощаются. Я во двор вышел, туман уже рассеиваться начал. Подхожу к забору, колокольчики эти затихают. И силуэт. Не поверишь: на той стороне реки птица стоит. Голову склонила, словно засыпает, только крылья расправлены и дрожат чуть. Я только моргнул, а её уж и нет. А когда туман совсем расселся, девушку увидел. На том берегу. Подумал еще тогда, что ангел.
-Почему ангел?
-Не знаю, просто подумал. А потом уж я…
-Та деревня еще есть? Дом сохранился?
-Конечно. Мы теперь в городе живем, но там у нас как дача.
-Отвезешь меня туда?


@темы: Мир., Словобред., Цапля.

18:28 

Цапля. Продолжение.

Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).
-Это было просто совпадение. Не забивай себе голову, - девочка отстранилась от моей руки и заглянула в глаза, - хватит стоять под фонарем и ждать пока он озарит тебя светом. Иди домой. Там ждут. Там тепло, там твой дом. Забудь о небе.
Мне хочется плакать, я кусаю губы в отчаянной попытке удержать в себе соленые проявления слабости.
-Прости меня. Нет.
Мир начал гаснуть, твое лицо помрачнело. Я перестала ощущать тепло твоей руки, твой взгляд. Ты исчезла, растворилась вместе с этим серым миром и застывшем небом.

Рядом кто-то вздохнул. Я открыла глаза, - Пустышка сидела, подперев рукой подбородок.
-Бра-во. Теперь можешь идти дальше. Ах, да – скоро рассветет.
Светлеющий горизонт – подтверждение ее слов. Я осторожно пошевелила крыльями, - совсем не болит. Пожалуй, даже лететь смогу. Если захочется.
-Куда идти, Пустышка? Ты обещала показать путь.
-Прямо.
Я удивленно смотрю на нее. И всё? Впрочем, мне уже порядком надоели её странности, которые, как выяснилось, даже пользы не приносят. Я с удовольствием встаю со скамейки.
-Хорошо, тогда пока.
-Пока.
Под ногами шуршит трава, пробившаяся сквозь твердый асфальт, иногда песок и мелкие камушки, занесенные ветром с футбольного поля. Я оборачиваюсь.
-И это всё? Больше ничего не хочешь мне сказать? – крик повисает в воздухе и начинает медленно опускаться на землю.
Молчание. Пустышка сидит, неотрывно смотря в одну выбранную ею точку.
-Тебе грустно?
Она ловит мой крик бледной ладонью и подносит к уху.
-У меня нет души. Но мне грустно, что ты ничего не поняла.

Один неглупый человек сказал мне: существуют два типа людей. Одни думают, что мир – это круг, другие, - что полукруг. Первые уверены в круговороте всего и вся. Воды, душ и жизней. Ничто не исчезает бесследно, оно просто возвращается к истокам и начинает движение к перерождению заново. Люди хотят верить в то, что есть второй шанс. А также третий, четвертый и пятый. Что если не везет сейчас, обязательно повезет потом. И не обязательно в этой жизни. Людей пугают обрывы. Потому что за ними ничего нет. А это даже невозможно себе представить, как это, – тебя нет. И не будет. Будет. Всё начнется заново.
Вторые заявляют: души не вода, чтобы обращаться в пар и падать на землю дождем. О каком круговороте может идти речь, если "мы все умрем" и точка. За гранью – пустота и темнота.
Ничего не заметили? Люди сами себе противоречат. "После смерти ничего нет". А как же эта ваша темнота и пустота, она же все-таки есть.
Но тот неглупец не верил в Бога. По-современному – был атеистом, да и есть, наверное, "человек, неверующий в того, кого нет".
Прибавлю третий тип: эти люди думают, что мир – это луч. С точкой в голове и бесконечностью в хвосте. Человек рождается и летит, летит себе по прямой, которая иногда петляет, искажаясь и преломляясь под воздействием воды-жизни. И никогда уже не вернется в начало, а лишь обретет бессмертие умерев.


@темы: Цапля., Словобред., Мир.

23:28 

Цапля. Продолжение. (Флешбэк, я бы сказала)).

Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).
Как приятно вырваться на свет божий. Выбраться из душной озлобленной толкотни к тихому синему вечеру. В кармане плеер, в ушах – пуговки-наушники. Я люблю тихий ветер в лицо и свежесть в голове.
Люблю идти в такт с переливающейся в голове музыкой и мурлыкать себе под нос. Плевать, что думают остальные.
Мой путь – путь домой. Мимо темных застывших машин, мимо маняще освещенных подъездов, мимо фонарей.
Его я заметила не сразу. Возле него дорога изгибалась, уже четко указывая путь к родной каменной многоэтажке. Я не шла, я будто летела вперед по наклонной. Дома ждет теплое одеяло, книга и мама. Папа спит давно, а мне еще только предстоит долгожданное свидание с моим единственным возлюбленным мужчиной – Морфеем.
-Трыыыынк.
Очнувшись, я удивленно остановилась и сняла наушники. Песня продолжала греметь басами у меня в руке.
Темно. Что-то потемнело. Я задрала вверх голову и увидела его. Высокий серый фонарь. Он еще продолжал мигать тускло-оранжевым светом, будто надеясь на спасение своей светлой души. Поздно милый, перегорел. Наверное.
Вздохнув, я чуть сочувственной покивала, вглядываясь в вытянутый умирающий глаз, и пошла дальше.
-Трыыыынк.
Свет обогнул мою спину, оставив на ней яркое рыжее пятно, и озолотив спутанные от ветра волосы, хлынул на простирающуюся передо мной дорогу. Я обернулась. Фонарь ярко сиял. Как ни в чем не бывало. Неожиданное счастливое воскрешение. Исцеление смертельно больного. Чудо.
В тот день мне приснилось небо.
"Это уже не смешно".
Я стояла в темном квадрате из вечернего асфальта и растекающихся капель дождя. Сыро, противно. Но я должна знать. Что это просто совпадение. Мимо проходили люди. Поодиночке, парами. А я всё делала вид, что кого-то жду, изредка посматривая на телефон. Он должен зажечься, должен.
Время тянется медленно, со злорадной ухмылкой – издевается, не иначе. Мне пора.
Шаг, шаг, шаг – взгляд через плечо, шаг-шаг-шаг – взгляд. Шаг-шаг-шаг…
-Трыыыынк.
Я застыла. Стало светло, тихо и страшно. Оглянувшись, я долго смотрела на зажегшийся фонарь. Почему? Почему ты светишь лишь тогда, когда я ухожу.
Больше я не ходила домой этой дорогой.
Но мне всегда безумно хотелось пройти мимо того фонаря, темного, холодного. И чтобы от моих шагов он ярко вспыхнул и осветил мое лицо, а не спину. Чтобы его сияние было столь же пронзительным, как и та темнота, с которой он меня встречал на пути домой.


@темы: Они., Словобред., Цапля.

22:55 

Птичка.

Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).
Боже мой, что это...)

Птичка

Птичка-птичка, подскажи-ка,
Ты куда, а я откуда,
Птичка, видишь, - земляника,
Да зимой, ведь это чудо.

Птичка, летом за рекою
Та корова, что горбата,
Смотрит на воду с тоскою,
Лижет снов тугую вату.

Птичка, что ты, и откуда
Прилетела на оконце,
Я сгонять тебя не буду,
Если дашь мне каплю солнца.

Если дашь мне крики чаек
И дыханье бездны пенной,
Птичка-птичка, я скучаю,
Словно мошка во вселенной.

Пожужжу, стекло целуя,
Разобьюсь, себя не зная,
Ты прости меня дурную,
Птичка-птичка, засыпаю.

И пускай смеются тучи,
Да не видно неба лика,
Мне с тобой гораздо лучше,
Птичка, кушай землянику.

21.10.2008 год.


@темы: Диалоги., Неадекват., Они., Стихи, Цапля.

22:58 

Жизнь.

Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).

Настроение скачет, выводы делаются. Только всё без толку.
Работаю, учусь. Эти две вещи в совокупности сильно выматывают. Но, должна признать, для меня такой ритм жизни спасителен.
Хотя осознание того, что вечерка учится еще и по субботам просто убивает).
Люблю идти домой по вечерам. Не потому что иду домой, а потому что вечер.
А вообще всё по-старому.

Дожили, мне сегодня снилась Цапля.


@темы: D.Gray-man., Just me., Есть такой институт - МБИ., Жизнь реальная., Мир., Сны. Отражение реальности?, Цапля.

23:17 

Цапля. Продолжение.

Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).
Я всегда любила теплые летние вечера. Распахивала окно, залезала на подоконник и пела, пела, пела. И казались неважными дневные проблемы, неважными и далекими. Вечер плавно перетекал в ночь, а она, она через кожу проникала внутрь, заполняя собой ноющую пустоту. Было так уютно, так тепло. Но лето не бесконечно. Осень приносила с собой мерзкие холодные дожди и ветер, который со свистом пронзает тело и выбивает из груди остатки летнего тепла. И все же я любила дождь. Просто, без всякой на то причины. Хотя, наверняка, она была. Только я не могла её поймать и разглядеть.

-Смотри. Воооон туда, - Пустышка чуть приподнялась на носках. – Видишь то дерево. Высокое такое, и к тому же листва на нем слишком яркая для этих мест. Вот там тебя кое-кто ждет. Иди поболтай.
Я не стала спрашивать кто. К чему подобные вопросы, когда через пару минут можно узнать всё самостоятельно. "Кто? Куда? Зачем?" – это мусор, заполняющий ненужные паузы. Вопросы – мусор и примитив, хотя ответы бывают необыкновенно важны. Но я привыкла узнавать всё сама.
Меня и правда ждали. Тени от листьев мягко падали на лицо сидящей на бледной траве девочки. Ноги поджаты, глаза закрыты. Она напоминала изящную застывшую статую, такие обычно ставят рядом с морем, на какой-либо скале, о которую разбиваются зеленые пенистые волны. И которая каждую секунду теряет часть себя, крошечную песчинку. И по песчинке осыпается в море.
-Помнишь, как ты первый раз его увидела? Оно было холодным и серым. Но необыкновенным. Вода, пена и волны, уходящие за горизонт. Правда ведь, это было незабываемо?
-Да. Хотя не знаю. Наверное.
-Не помнишь.
Девочка грустно вздохнула и открыла глаза.
-Теперь ты помнишь только небо, думаешь только о небе. И что же? Взгляни на него, взгляни, - темные пятна теней на светлых волосах придавали ей чересчур серьезный вид. – Полотнище. Небо запечатано, закрыто. Не удивлюсь, если скоро оно просто задохнется.
-Разве это моя вина?
Она только лишь хмуро посмотрела на меня и поднялась на ноги. Тоненький серебряный браслетик мелодично зазвенел – то маленькие блестящие звездочки на нем застучали друг о друга. Всё так же хмурясь "статуя" обошла меня со всех сторон, придирчиво кривя губу.
-Не болит?
-Не болит. Хотя нет, сначала было больно. Всё-таки порез довольно глубокий. Но сейчас – нет.
-Разве это не странно? Больно было всего лишь какие-то доли секунды, а затем ты даже и не вспомнила о раненом крыле. Знаешь, что это значит?
-Что? – очередное мусорное ненужное слово повисло в воздухе, ожидая объяснений, ответа, - как угодно. Хотя я понимала её без всяких объяснений, лишних деталей и прочей конкретики.
Девочка приложила палец к губам и улыбнулась. Достав из кармана маленькие серые ножницы, она аккуратно отрезала прядь своих волос. Та, упав в траву, мгновенно стала тусклой и безжизненной, хотя раньше в ней горел хоть и слабый, но ясно видимый огонек жизни.
-Вот. А раньше это было частью меня, - она вздохнула и прижалась к моей руке. – Разве мы этого хотели, Цапля. Разве ты не помнишь, как это просто – улыбаться небу. Не этой тряпке, а настоящему, голубому, серому, черному, да не неважно, просто небу. Ты не понимаешь, они ведь не настоящие, эти крылья. Нет-нет, не так, - тепло её дыхания грело мою руку, но где-то внутри, учащаясь с каждой минутой, пульсировал шершавый, тревожный комок. – Они часть тебя, но в реальном мире их нет. Да, так верно. Цапля, Цапля, ты всегда будешь птицей. Ты ведь летала, а тот, кто летал, никогда этого не забудет. Тот, кто хотя бы раз в жизни летал навсегда останется птицей.
Уже было совсем успокоившийся, ветер вдруг очнулся и запрыгал по невидимым воздушным кочкам. Мне никогда еще не было так страшно и радостно одновременно. Я узнала её. Я вспомнила её.
-Наши надежды, планы, мечты. Всё провалилось в эту пустую реку. Знаешь, как я плакала в тот день, когда трава начала бледнеть, вода утекла в пустоту, а ты отвернулась от меня. Мне казалось, ты никогда не вернешься, мне казалось, эти перья запрут в себе твою душу, а ты сама будешь принадлежать этому небу, будешь лететь там, высоко, без права, без возможности вернуться назад, на землю. Вечный полет из пустоты в пустоту. Птицы тоже ходят по земле. Люди тоже могут иметь крылья.
Я сжала её запястье. То, на котором подрагивал серебряный браслетик.
-Его ведь мама подарила, верно? Когда нам исполнилось десять. Для нас это было настолько великое событие. Переход от одной цифры к двум. Я помню, как я плакала, когда он потерялся. Будто не украшение пропало, а близкий мне человек.
Внутри что-то с огромной скоростью переворачивалось, крылья дрожали, белые перья шелестели на ветру, будто страницы старой книги, забытой кем-то на скамейке возле дома. Но в то же время мне было так тепло, так тепло. Как в детстве.


@темы: D.Gray-man., Личное. Моё., Мир., Неадекват., Они., Прошлое., Словобред., Цапля.

18:08 

Цапля. Продолжение.

Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).
-Ты рада, что я здесь?

-Перестань постоянно спрашивать об одном и том же.
-Ты не ответила на мой вопрос.
Я вскакиваю на ноги, раскидывая руки в разные стороны, и начинаю кружиться, постепенно удаляясь от "реки". Всё быстрее, быстрее и быстрее.
-Я рада! – мир крутится - не разобрать, что где.
-Рада!- небо-земля, небо-земля. Всё смешалось в одну серо-зеленую массу.
-Рада, что я здесь!
Останавливаюсь, опуская руки и голову к земле. Мир вращается, никак не хочет снова принять свой спокойный и неподвижный вид. Я падаю на траву.
-А вот тебя здесь нет, - шепчу я смятой травинке, словно самой близкой подруге.
Ты стоишь и смотришь на меня с неприкрытой злобой. Быстрый. Мне казалось, я укружилась довольно далеко. Ах, не так. Не быстрый, а быстрая.
-Зачем всё это, Пустышка? Я ведь больше никогда его не увижу.
Усмехаешься, постепенно сбрасывая с себя неумелую иллюзию.
-Как ты догадалась?
-Не знаю. Просто. И еще, мне кажется, Карл бы непременно стал бы на меня кричать. За то, что я заставила его забыть меня. Без спроса залезла к нему в память и украла оттуда нечто эксклюзивное. То, чего бы он по своей воле никогда не отдал.
-Ты высокого мнения о себе.
Небо успокоилось. А мне стало грустно. Еще бы немного, еще бы совсем немного, и солнечные лучи проткнули бы это серое полотно, пронзили его миллионами тонких сверкающих нитей. И трава бы снова стала зеленая, и по устью реки вновь бы заструилась вода. Но я сама всё испортила. Потому что не поверила. Не поверила, что он здесь. Включила свой разум, который незамедлительно стал всё анализировать и продумывать. Он нашел ответ и ввел мне его прямо в вену. И холодное дыхание понеслось по всему телу, выдавливая из него чувства и надежду. Просто ужас какой-то. Просто не поверила.
-Это что было испытание?
-Можно и так сказать. А можно и не так. Тебе-то какое дело. Главное, что я теперь покажу твое дальнейшее направление. Путь покажу. Хочешь ведь?
Она хихикнула и принялась жевать полумертвый листик. Я промолчала.
-Онемела, наверное, от счастья, - Пустышка скривилась и белым длинным ногтем почесала правую бровь. – А ведь какое кидалово, а? Ты, должно быть, думала сначала, что это и вправду он. Будто он так тебя полюбил, что даже если выцарапать все его воспоминания о тебе, он все равно найдет лазейку, чтобы увидеться. Найдет эти самые неземные, нереальные сны. А тут такая подстава. Но ты, я должна признать, очень крепкая, не расколешь, не разобьешь. У тебя даже выражение лица не изменилось.
-Если меня не разбить – это еще не значит, что меня можно бросать.
Пустышка присела на корточки и заглянула мне в глаза. Я зажмурилась.
-Какая ты…


@темы: Философствования). Ом)), Цапля.

13:42 

Три штуки.

Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).

Мои "творения".






@темы: D.Gray-man., FMA., Стихи, Цапля.

00:26 

Метро.

Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).
Позавчера ехала в метро. На работу. Вагон еще не был заполнен так, как обычно это бывает: двинуться невозможно, ибо заденешь кого-нибудь сумкой и испытаешь на себе всю прелесть испепеляющего взгляда.
Так вот, я дочитала книгу, и стало скучно. Музыка играла в голове как фон, и я закрыла глаза.
Знаете, это стоит попробовать, это стоит представить. И я стала представлять.

В голове нет ничего кроме музыки. Плавная мелодия обволакивает еще не совсем проснувшийся мозг. Спокойно и тихо внутри.
Я одна в вагоне. Не двигаюсь, никого не касаюсь. Просто стою с закрытыми глазами и держусь за поручень. Никаких остановок, только стремительный бег электрички. Даже не так. Кроме этого вагона вообще ничего нет. Он просто катится, сам по себе, без машиниста.
Умом, разумом ты понимаешь, что вокруг тебя люди. Но не касайся их, мысленно окружи себя пустотой, свободным пространством. Слева - никого нет, справа - никого нет. Ощути, как волны твоего воображения стирают людей вокруг. И ты почувствуешь, как холодеет воздух, потому как согреваешь его ты теперь в одиночестве.

Знаете, представляя всё это, начинаешь "улетать". Куда то заваливаться и плыть, плыть, плыть. Не засыпать, а погружаться в нечто иное, чем сон.

А на самом деле стоишь на месте, утром, в вагоне метро, окруженный разнообразными людьми.

Пожалуй, Цапля тоже это испытает.


@темы: Just me., Жизнь реальная., Заметки - наблюдалки., Личное. Моё., Мир., Неадекват., Подземка., Цапля.

20:03 

Цапля. Продолжение.

Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).
-Прости, что опоздала. Дурацкое метро.
Я обреченно улыбаюсь и с немного обиженным видом киваю головой.
-В кафе посидим?
-Угу.
Погода снова переменилась. Еще с утра светило жизнерадостное солнце, люди строили прекрасные планы на вечер, но всё как обычно сорвалось. Небо затянулось тучами, и дождь полил так, что на улицу разумней было бы не выходить до самого утра. Но мне очень хотелось с тобой встретиться. К тому же кафе – возле самого метро, а там, внутри, можно не бояться, что промокнешь и простудишься.
-Ты какая-то чересчур тихая сегодня. Как вообще дела? Чем занималась этот месяц?
-Да нормально всё, ничего необычного. Тишь, покой и благодать.
Ты улыбаешься и растеряно теребишь край красного рукава. Определенно что-то не так. Или это просто моё больное воображение.
Как бы то ни было, чтобы отвлечься и отвлечь тебя, я начинаю непринужденно повествовать о разных случаях, произошедших со мной за истекший месяц. Словно выдаю некий отчет о проделанной работе, ожидая оценки. Непременно положительной.
Ты слушаешь меня. Как всегда внимательно, как всегда вставляя в мой поток информации короткие интересные замечания. И всё равно ты сегодня какая-то не такая.
-… Так что мы тогда очень весело посидели.
-Здорово. Слушай, смотри какая собачка интересная.
Я поворачиваюсь в окну, но никакой собачки на улице не вижу. Там всё так же льет дождь, и бегают промокшие люди.
-Где?...
Твоя рука перед моими глазами - и маленькие шарики памяти начинают с нарастающим стуком рассыпаться в голове.

-… В метро такую странную девушку видела. У нее руки все были изрисованы синей ручкой. Ну, знаешь, узорчики всякие, загогулины. Так необычно смотрелось. А ей – хоть бы что. Едет себе и едет, не обращая внимания на взгляды, которые все поголовно на неё бросают.
Слушая этот ворох мыслей, я улыбаюсь и мысленно прощаюсь с тобой. В любой другой день ни за что бы не выбралась на улицу в такой ливень. Но это нужно сделать именно сегодня. Попрощаться.
Я вчера ночью столько думала. О своей семье, о друзьях. О годах самой обыкновенной и однообразной жизни, которой я вечно была недовольна, но изменить которую не пыталась. А теперь появился шанс. Но за него нужно заплатить. Довольно жестокой ценой.
-… Так что мы тогда очень весело посидели.
-Здорово. Слушай, смотри какая собачка интересная.
Ты поворачиваешься к окну, а затем удивленно смотришь на меня.
-Где?...
Я поднимаю руку и осторожно щелкаю по тебя по лбу, щекоча нос мягкими перьями. Это совсем не больно. Просто легкое покалывание в голове и ритмичная дробь перекатывающихся стеклянных шариков.
Я стираю себя.
Поднимаясь из-за стола, вижу упавший зонтик. Ты уронила. Бежевая в черную точку ткань мокро блестит под миганием резко испортившейся над нами лампы.
-Простите, это ваше?
Ты медленно выходишь из оцепенения, с минуту разглядывая в моих руках зонтик.
-Ах да, спасибо большое.
Улыбаешься. Так обычно улыбаются незнакомым, но приятным людям. Вежливо, но искренне.
-Не за что.
Толкаю деревянную, вкусно пахнущую шашлыком дверь, и грохот дождя обрушивается на меня. Ты правда была моим другом. Именно поэтому мне будет больно думать о наших посиделках в кафе и долгих разговорах. А тебе вспоминать уже не о ком.

-Злишься? Ты так красиво падала, а я тебя вытащил.
Мы сидим на тусклой траве, и сонный ветер ласково колышит твои волосы и мои перья. Я смотрю на противоположный берег реки, пытаясь понять, зачем идти туда. Зачем – ведь на этом берегу всё то же самое. Та же трава, тот же ветер, воздух, деревья – всё-всё в точности такое же.
-Вот еще. Почему ты здесь? Я думала, ты меня забыл. Нет, я точно знала, что забыл.
-Я и забыл.
Киваешь, устало прикрывая глаза и вытягивая вперед ноги. Устремляя полувзгляд в небо, ты покачиваешься из стороны в сторону в такт неведомой мне мелодии. "Как Пустышка" – проносится в голове.
-Ты запретила помнить о себе, но не запретила видеть тебя в снах.
Я фыркаю.
-Ты, наверное, сумасшедший, раз тебе снятся такие странные сны.
-Ты рада, что я здесь?
Взгляд устремлен в землю. Разглядываю умирающую травинку около своей правой руки. Она выглядит смертельно больной, отдавшей последние силы на поддержание последних минут ускользающей жизни. Но это неправда. Она будет жить еще очень долго. В этом мире, в этом сне.
-Где мы? Это мир Пустышки?
-Пустышки? Кто это?
Ах, да. Ты не знаешь. Ты просто спишь и видишь сон. Это я, непонятно зачем, ушла в этот бесконечный дождь, ища дорогу к заветным воротам.
-Это может быть только её мир. Только её. Здесь всё выглядит застывшим, блеклым, тусклым. Здесь всё умирает, но не умрет никогда. Здесь…
-Смотри!
Я резко вскидываю голову. По серому полотну неба пробегают дрожащие волны. Воздух наполняется шелестом страниц, а душа ожиданием чего-то удивительного.
-Ты рада, что я здесь?


P.S. Выделения шрифтом, цветом я делаю не просто так.

@темы: Диалоги., Личное. Моё., Они., Словобред., Цапля.

19:39 

Цапля белая.

Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).

Цапля белая

Хриплым голосом цапля белая
Отпускает боль, ярость жгучую:
Крылья слабые, что вы сделали,
Ведь меня теперь холод мучает.

По ветвям осин скачут вороны,
Что вы, черные, да закаркали,
Пустотой да тьмой крылья скованы,
Меня, падшую, вам не жалко ли?

Небеса поют, манят птицу ввысь,
Тяжело лежать под осинами,
Не бросай меня, я молю, дождись,
Я вернусь к тебе, небо синее.

Бьет по сердцу дождь и журчит вода,
Обтекая боль, грея ласкою,
Мне не страшно, нет. Я всегда-всегда
Заглушала страх нежной сказкою.

В ней свеча горит, дарит миру свет,
Небеса светлы, крылья сильные,
Только мне мечтать больше смысла нет,
Умирая здесь под осинами.

05.07.2008 год.


@темы: Anime., Стихи, Цапля.

22:12 

Цапля. Продолжение.

Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).
-Ты уверена, что хочешь исполнения своей мечты, Цапля?
Я молчу, изо всех сил прислушиваясь к своей живой душе. Сейчас я, как никогда рада, что она у меня есть. Без неё мне было бы поистине одиноко.
-Да, - выдавливаю я из горла давно заготовленный ответ. Затвердевший и покрытый пылью, образовавшейся в самом начале моего пути.
-Да? – её голос звучит с издевкой. – Что – да?
-Уверена!
Пустышка выпрямляется и, упираясь руками в бока, принимает позу дотошной и злой учительницы начальных классов, только указки в руках не хватает, ну еще, может быть, очков на носу. Начинает волноваться, щекотать меня, тормошить волосы, - словно пытаясь разбудить. Но я же не сплю. В чем дело?
Резкая боль сворачивает реальность в трубочку, оставляя лишь маленький ярко-белый шарик света. Он пульсирует, выписывая в воздухе немыслимые пируэты, танцуя в такт лишь одному ему слышимой и понятной бешеной музыке.
Такое чувство, будто моё крыло разрезали пополам. Теперь на его месте – жалкий обрубок, судорожно дергающийся и кровоточащий. Отсеченная часть трепыхается в траве, постепенно выпуская из себя остатки тепла и жизни.
Мир приходит в равновесие, полотно реальности снова развернулось передо мной, – я сижу ночью на лавочке, передо мной стоит Пустышка с ножом в руке и смотрит на стекающую по белым перьям красно-соленую кровь, без каких-либо эмоций на лице.
Я в ужасе оглядываюсь на источник пульсирующей боли и с облегчением признаю еще одно поражение своей интуиции: крыло цело, на нем лишь порез.
-Зачем?
-Полетаем в пустоту.

Вздох сожаления на губах,
Зависли в неправильных городах,
Звонки телефонные под луной,
Границы условные, - я с тобой.

Сотри меня, смотри в меня,
Останься.

Прости меня
За слабость
И за то, что я так странно
И отчаянно люблю
(с) Земфира.




Мир безо всяких ярких оттенков. Только тусклые, ничего не значащие цвета заполняют окружающую меня природу. Бледная трава чуть колышется под порывами неугомонного ветра. Ветер везде один и тот же. Где бы ты ни был, - всегда узнаешь его прикосновение, его волнительное дыхание, услышишь, как он шепчет что-то на ухо, а потом с резким шорохом отскакивает в сторону и неистово гнет вялые ветви деревьев.
Я не знаю, откуда в этом мире свет, - здесь нет солнца. Даже не так. Здесь просто нет неба. Вместо неба над головой растянуто чуть сероватое ровное полотно, неподвижное и такое же тусклое, как и всё вокруг.
Передо мной нечто вроде реки. Длинная лента уходит далеко за пределы видимости, но это не важно. Мне нужно просто перейти эту реку. Бежать к её истоку или смотреть, куда она впадает, нет необходимости.
Вот только вы не думайте, что в ней весело плещется вода и играют с пузырьками маленькие проворные рыбки. Эта река вообще без воды.
В середине речной ленты по направлению к своему месту рождения медленно тянется плоская желтая пластиковая доска. Шириной она не больше метра, длиной – не ухватить взору. Доска плавно покачивается в такт неслышной мягкой колыбельной и сверкает матовым цветом ромашкового сердца. А по краям – пустота. Стоит заглянуть в эту подернутую молочным туманом бездну, и внутри кто-то принимается противно ныть и щипаться. Этот кто-то отчаянно отводит глаза, стонет, скребется, в общем, делает всё, чтобы ты убежал как можно дальше от столь жуткого и пугающего его места. И, желательно, никогда больше сюда не возвращался.
Но я-то обязана прейти реку.
Делаю глубокий вдох – и шаг. Пластик противно скрипит и со стоном всех усопших этого мира начинает медленно заваливать под моей тяжестью на один бок. Только не это! Вся моя смелость мгновенно улетучивается, уступая место банальной панике: еще чуть-чуть и я провалюсь в пустоту, из которой мне не выбраться за всю мою жизнь. Если она будет вообще продолжаться эта жизнь. Судорожно хватая руками теплый воздух, я стараюсь хоть как-то удержать равновесие, – всё тщетно. В голове проносятся мысли о каких-то абсолютно ничего не значащих вещах, вроде не сданных в библиотеку книг или купленных к очередному празднику подарках. Скоро какой-то праздник?...
Странно, мне казалось, что падение будет быстрым, что сердце резко подскочит к горлу, а в ушах зазвенит от набираемой скорости. И я буду кричать, кричать, и кричать. Поражение интуиции номер три.
Ноги постепенно окунаются в вязкий туман пустоты, такое чувство, будто тебя затягивают зыбучие пески, но не грубо, а наоборот – очень мягко и нежно. Аккуратно захватывая каждую клеточку твоего тела, постепенно и мучительно долго. Пытаться взлететь даже не стоит - на одном, хоть и здоровом, крыле далеко не улетишь. Но, что важнее всего, мне и не хочется. Столь медленное и странное падение околдовало меня, дыхание пустоты проникло в душу и, аккуратно её поглаживая, принялось потихоньку вытягивать, пить всю теплоту и силу, что я так долго собирала и хранила.
Стой… Страх вернулся. Бессильный, вялый страх уставшего человека. Мне всё здесь чуждо, и нет здесь неба. Из-под прикрытых век видна лишь тусклая помятая трава и…
Внезапно кто-то хватает меня за руку. Я резко распахиваю глаза, и в них с отчаянным протестом бьет ярко-зеленый цвет твоей куртки.
-Ты?


@темы: Цапля., Строки по сердцу., Сны. Отражение реальности?, Словобред., Прошлое., Они., Неадекват., Меломания., Личное. Моё., Диалоги.

19:47 

Цапля. Продолжение.

Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).
Из дома напротив доносятся звуки одинокого ночного телевизора. Если хорошенько приглядеться, то в окне первого этажа можно увидеть неподвижную фигуру, восторженно застывшую перед мигающим ящиком, словно перед некой святыней.
-Давно в пути?
Её тон, её слова приводят меня в недоумение. Все же она главный проводник на моей дороге, подобные ей обычно весьма и весьма мудреные. Но интуиция снова показала мне язык и шутливо хихикнула в кулачок: ты слишком многого ждешь от пустышки.
-Почти три месяца.
-Отлично.
И всё. И ни слова больше. Мы застываем в неловком молчании. Или, может, это только мне неловко, а ей от этого ни горячо ни холодно. Я начинаю прокручивать в голове разные вопросы, слова, которые можно выдать для поддержания разговора. Но как обычно, когда нужно, на ум ничего не идет. Молчание затягивается.
-Бу!
От неожиданности внутри у меня всё подпрыгивает и холодеет. Я удивленно расширяю глаза, глядя в упор на её внезапно оказавшееся прямо передо мной лицо.
-Испугалась? Привыкай. Хотя, это хорошо, что ты не вскрикиваешь от неожиданности. В нашем деле всегда важно держать язык за зубами. Даже если это касается простого крика, не несущего в себе никакой информации.
Абсолютно не понимая, о чем она, я отодвигаюсь и скрещиваю руки на груди.
-Хаа, ну ладно. Пожалуй, я всё же обязана тебе рассказать всю эту ностальгическую муть. Называй меня Пустышка. Впрочем, ты это уже знаешь. Так-так.
Она качнулась из стороны в сторону и подняла лицо к небу. Типичное полотно с мелкой россыпью сверкающих звезд. Сколькими людьми оно было воспето, сколько глаз заворожено смотрело в зияющую темнотой даль, скольким оно принесло успокоение, скольких лишило покоя. Но Пустышка сморит в него абсолютно равнодушно, как современный подросток – на "чудо человеческой мысли" - колесо в очередном скучном музее.
-Мне двадцать один год. Я живу в этом районе всю свою жизнь. И мне всегда хотелось счастья.
Я внимательно слушаю её изменившийся голос, отделяя его от всех остальных ночных звуков и обволакивая невидимой пленкой памяти, впитывая в себя каждое слово, не пропуская ни одной детали. Я должна запомнить всё.
-Засыпая вечером, просыпаясь утром, я постоянно думала об одном и том же: как мне стать счастливой. Как мне перестать мучится, страдать, волноваться, боятся. Это ли не счастье – покой и умиротворение. Ощущение легкости и больше ничего, ничего, чтобы омрачало твой новый яркий день. День без столь лишних земных проблем.
Я долго думала, как мне этого достичь – избавления от душевной боли, от постоянного стремления к поиску. В общем, обычные заморочки молодого поколения. Но знаешь, я все же нашла ответ. Чтобы прекратить душевные муки, - нужно избавиться от души. Ведь тебе тоже этого хотелось, верно? Избавится от души.
Она оценивающе смотрит на меня, не ожидая никакого ответа, просто зная, что её слова верны.
-Один весьма умный человек сказал, что нужно быть осторожным со своими желаниями, ведь они могут сбыться. Вот и моя мечта сбылась.
Всё произошло так быстро. Один удар, - и мой мир перевернулся, истекая кровью на асфальте. Машина красного цвета, испуганный парень за рулем. И мне предложили выбор: душа или тело. "Что ты оставляешь?" – так меня спросили. Разумеется, я выбрала второе, при этом чуть ни плача от счастья, что моя мечта вот-вот сбудется. Дура. Ведь теперь каждый человек знает, что нет добра – нет и зла, нет боли – нет и счастья. Я не учла этого маленького факта, этой маленькой, но такой важной истины.
И вот теперь я продолжаю жить. Только без души. Знаешь, это весьма странное ощущение, когда ты можешь ощущать боль, но при этом тебе совсем не больно. Не понимаешь, да? И не стоит. Единственное, что преследует меня везде, где бы я ни была – это холод. И ветер внутри. Я стала похожа на огромный покинутый каменный дом, который простоит еще десятки лет, но при этом в нем уже никогда не оживят огнем камин, не включат музыку и не заведут теплую беседу.
-Как же так… я не понимаю. Разве можно жить без души? Как же ты живешь, за счет чего?
Мне становится страшно, будто я стою у края глубокой туманной бездны, где каждый шепот превращается в крик, а каждый крик поглощается и становится подобен шепоту.
-Как? Благодаря воспоминаниям. Я уже не могу приобрести ничего нового, мне нечем впитывать эмоции. Но то, что я помню, мне под силу воспроизвести.
Пустышка прыжком встает на ноги и наклоняется ко мне.
-Так к чему я веду? Тебе не кажется, что ты тоже что-то упустила? Тоже упустила какую-то мелочь. И еще.
Я смотрю в её потухшие глаза, пустые и спокойные, пытаясь представить, какими они были раньше. Грустными, веселыми, злыми, надменными, добрыми. Неужели они и вправду застыли, и в них вправду больше нет души. И еще? Вопрос бьет меня глубоко в сердце, заставляя крылья дрожать, а клюв сомкнуться до боли. Я не имею право на сомнения.
-Ты уверена, что хочешь исполнения своей мечты, Цапля?


@темы: Диалоги., Они., Словобред., Философствования). Ом)), Цапля.

По бесконечной лестнице.

главная