Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:54 

В процессе. "Дух Зимы".

Серебряная
Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).
Название: Дух Зимы.
Автор: Серебряная.
Бета: -
Пейринг: Наруто/Саске/Наруто, Джирайя, Итачи и прочие. Из неканонов - Мари и Мичи.
Рейтинг: R.
Жанр: Ангст, романс.
Размер: И это тоже уже макси, чуваки.
Саммари (описание): Зима никого не щадит. Зима никого не слушает. Зиму никто не любит. Так было много лет. Для многих так и осталось. Но не для Наруто, который был спасен неведомой силой, что в старых книгах зовут Духом Зимы. По крайней мере, именно ему Узумаки приписывает заслугу своего спасения. Он не замерз тогда, и с тех пор он никогда не мерзнет. Избавление от холода можно назвать счастьем, но все не бывает так безоблачно, верно? А еще есть вопросы, на которые несомненно нужно найти ответы. Конечно же.
Состояние: В процессе.
Дисклеймер: Персонажи из канона – Кишимото. А остальное все мое.
Предупреждение: Cлеш, гет ^^, АУ, мистика.
Размещение: Меня спросите.
От автора: :secret:

Past.

День не заладился с самого утра. Все валилось из рук. Все было слишком громким и раздражающим. В печке сгорел старательно помещенный туда хлеб, в комнате обвалилась под тяжестью литровых банок деревянная полка, а край домашнего платья порвался, зацепившись за коварный и по сути никому не нужный крючок на стене.
В итоге тетка Цу просто бросила все и в самом скверном из всех возможных настроений села на табурет, стоящий возле окна, подперла рукой подбородок и принялась бездумно смотреть, как медленно падают на землю чистые, почти невесомые снежные хлопья.
С тех пор как очередная свежая и красочная весна унесла с собой за края жизни ее мужа, тетка Цу часто застывала именно так – скорбно сгорбившись и прикрыв глаза. Не думая ни о чем и ничего не ожидая. Она приняла и пригрела на груди свое одиночество, никого не пуская в свой дом и к своим рукам.
Отчетливый стук в дверь вывел из оцепенения и побудил сдвинуть брови – женщина никого не ждала. А на пороге – ждали.
Черноволосый мальчик чуть склонил голову и поздоровался, смотря прямо в глаза.
- Простите за беспокойство. Но мне сказали: у вас есть свободная комната. Я могу работать и платить за нее.
- Мне не нужны жильцы.
Раздражение неотвратимой волной поднялось к горлу. Хотелось накричать, захлопнуть дверь, а затем вернуться на кухню и выбросить к чертям на улицу сгоревший хлеб.
- Это вы?
Странный вопрос отвлек от собственных мыслей. Женщина вопросительно дернула головой и наклонилась вперед.
- Что значит "вы"? Я – это…
Хотела договорить, но не смогла, осмысленно уже наткнувшись на чужой взгляд, в котором проглядывалось что-то знакомое и странное. Густое и далекое. Тетка Цу вглядывалась и не могла поверить, оттого и дернулась, как от удара, после фразы, что последовала за молчанием:
- Вы теперь живете в деревне, не у леса?
- Быть не может… что ты здесь делаешь? Эм…
- Саске. Мое имя.
- Да, конечно, Саске.
- Мне нужно остаться здесь, но у Джирайи я жить не могу. Вы не берете жильцов?
Тетка Цу не знала, что ответить. Она непроизвольно выпрямилась и ухватилась пальцами за дверной косяк. Правдой был бы ответ "да", женщина не хотела видеть чужих людей в своем доме. Но…
Но муж столько раз грозил ей пальцем и говорил, что она слишком доверчива. Что не все дети невинны и достойны ласки. Или хотя бы нуждаются в ней. Что в том мальчике, объявившемся в их доме прямиком из снежной, холодной метели было что-то пугающее. Что-то нечеловеческое.
Что-то такое, от чего следовало бы держаться подальше.
- Ты ведь слышала о Духе Зимы? – муж тогда завел этот разговор сразу после ухода странных гостей. – Конечно, слышала. И хватит отмахиваться от этого. Ты же его видела, вспомни, какие у него глаза, меня просто жуть берет. Говорит так, будто слова раньше не произносил. Одежды, опять-таки, нет. Хорошо, что они ушли. Это точно к беде – пускать в свой дом зимнего демона.
- Он не выглядел опасным.
- Конечно, дурочка. Хорошо, что я тут всю ночь шумел и караулил, а то бы он прокрался к нам в спальню и заморозил бы.
- Брось, опять чушь какую-то городишь.
- Ты видишь, как Зима бунтует? Явно злиться, не к добру все это. Не нужно было их в дом пускать.
Предостережения из прошлого стучат в голове. Саске смотрит так, будто чувствует это. Будто видит, как опасения сковывают язык и пальцы. Ведь ты уже даже не тот потерянный ребенок, доверчиво принимающий из рук доброй женщины теплые вещи.
Опасения и предрассудки. Страхи и чужие взгляды. Тетка Цу не знает, имеет ли она право предавать память своего мужа. Не знает, сможет ли она теперь быть настолько безрассудной.
- Почему ты не можешь жить у Джирайи? Он против?
- Однажды он попросил меня уйти, не хочу ждать, когда это произойдет снова.
На это и ответить нечего. Сейчас и вовсе не хочется ничего решать, любой выбор уже заранее кажется поспешным. Выходит, сгоревший хлеб оказался не самой большой проблемой в это утро.
Тетка Цу старательно отмахивается от этого, но память - непослушный уж. Он безостановочно ползает внутри, задевает холодной кожей чувствительные края сознания, заставляя вздрогнуть. Женщина смотрит на Саске и, помимо воли, видит все того же маленького мальчика, который когда-то потянул ее за рукав. И обжигающим воспоминанием приходит осознание того, что тогда давно муж тоже попросил зимних путников покинуть свой дом.
Женщина медлит, и Учиха отводит взгляд, засовывая руки в карманы.
- В первую очередь - это ваш выбор, я понимаю. Пускать чужих людей опасно, таких как я - наверное, опасно вдвойне. Не бойтесь меня обидеть - это ни к чему и такое не в первый раз.
Внутри что-то обрывается. Премерзкое чувство собственного бессилия на пути к своим же желаниям. Тетка Цу качает головой, попутно понимая, что уже начинает мерзнуть. И не понимая того, когда и почему она стала такой же мелочной трусихой как и ее муж. Ее любимый, но не идеальный муж.
- Спа...
- Ты умеешь забивать гвозди? У меня отвалилась полка в комнате.
Саске прерывают на полуслове. Он вновь поднимает глаза на женщину, смотрит так словно пытается прочитать ее мысли, ее побуждения. И ее причины.
- Да, брат научил меня.
- А где он сейчас?
- Он ушел.
Прости, дорогой муж.
Женщина отходит в сторону, кивком приглашая нежданного гостя зайти в дом. Учиха медлит сначала, а затем переступает через порог, снизу вверх наблюдая за тем, как неожиданно светлеет лицо нелюдимой тетки Цу.
Она улыбается. Она догадывается. Она знает.
Но все равно впускает в дом.

***

Дождевые капли глухо стучали за окнами. Мерно выбивали о потемневшую землю одну и ту же мелодию или строку. Будто раз за разом повторяли неизменную фразу с остывшей уже надеждой в своем посыле - вдруг кто услышит и поймет.
Наруто молча смотрел, как Саске подкидывает в печку разжигательный порошок, как тянет к вспыхнувшему огню белые, чуть дрожащие пальцы.
Жители этой деревни были самыми молчаливыми из всех, кого Узумаки встречал. Ему было неуютно под их пытливыми взглядами и мысленными выводами. Они молчали так, будто что-то знали. О Наруто. О Саске. И Зиме.
О Горах, подножие которых так просто сейчас было увидеть в окно.
Жители дарили неловкость и неуверенность. Жители не задавали вопросов. Молодая женщина, укутанная в теплый белый платок, приняла из рук Учихи пару монет - и в ответ положила ему на ладонь длинный темный ключ.
Дом у самой дороги - дом для кочевников, пристанище на одну ночь.
- Здорово они придумали, - Наруто неуверенно нарушил стоящую в комнате тишину. – Хотя, я слышал, в городах такое уже не редкость. Они это называют гостиницами.
Учиха промолчал. Он стоял к Узумаки спиной и неотрывно смотрел на пляшущий в печке огонь.
- Правда, в городах такие дома куда больше, - не сдавался Наруто. – Они специальные, высокие, и…
- Не люблю города.
Голос Саске прозвучал приглушенно, но отчетливо.
- … почему?
- Их все больше и больше. И из них Зима ушла даже раньше всего этого. Остался только снег.
- А разве Зима – это не снег? Ну… это не ее… эммм… спутник?
Учиха обернулся. И одарил Наруто весьма красноречивым и снисходительным взглядом. Таким обычно взрослые смотрят на неразумного ребенка.
Узумаки улыбнулся. Беседа завязалась – и этого было достаточно.
- Ладно – ладно, я понял: города – это плохо. А что насчет этой деревни? Тут все какие-то молчаливые, тебе не кажется?
- Как по мне – это плюс.
- Это из-за Гор, да?
Саске не ответил. Он подошел к окну и замер возле него, сложив руки на груди. Это уже было так знакомо и так привычно, что навевало мысли о доме. Мысли о том, как долог был путь сюда. Какие люди пролетали, проходили мимо. О песнях, чьи отголоски все еще ощущались на краях сознания и на кончиках пальцев легким покалыванием.
- Знаешь, Саске, пока я шел к тебе, я встретил одну девочку. Она могла слышать Ветер, ты знал о таком? Она сказала, что ее предком был Дух Зимы с серыми глазами. И они такие, потому что он много смотрел в метель, на снег. А вот у тех, кто смотрел в небо – глаза черные.
Учиха даже не пошевелился.
- Ее зовут Кита, и она очень славная. И… она любит Зиму и ждет ее возвращения.
- Кита.
Имя, произнесенное едва слышно. Наруто кивнул.
- Да, Кита. И она рассказала мне историю Зимы, она более подробная, но суть та же, что и у той, которую рассказывал мне ты.
- Значит, эта девочка не выдумывала.
- А еще она сказала, что видит "плащ" у меня на плечах. И он не дает мне мерзнуть.
Саске чуть поднял подбородок вверх и выдохнул:
- Интересная девочка.
- Ты тоже его видишь?
- Конечно, это ведь мой "плащ".
- Хочешь забрать его? Я могу тебе его отдать? Я хочу! Он ведь твой, он нужен тебе, забери его! Ты ведь можешь, если я готов его отдать?
Дождь замедлил свой бег. Редкие капли неуклюже шлепались о землю и просачивались в нее, пронырливые и изворотливые.
Учиха покачал головой.
- Не стану я ничего забирать.
- Почему? Ты мне говорил, что хотел! Ты ведь для этого ко мне и приходил в детстве?
Наруто вскочил со стула, на котором неотрывно сидел до этого, и сделал шаг вперед. Но тут же замер, будто наткнувшись на стену.
- То есть ты ради этого за мной шел? Чтобы предложить?
- Нет, я…
- Ты не знаешь, что такое мерзнуть. Это неприятно. Это останавливает и причиняет вред. Лучше этого не испытывать.
В груди заныло. Узумаки в два счета преодолел расстояние до окна – и замер рядом с Учихой. Тот медленно поднял глаза.
- Ты ведь не собираешься делать ничего глупого, Саске? Ты ведь знаешь, что делать, что говорить Горам?
- Прыгать с них не буду, если ты об этом.
- Не только это, я не знаю, что, но не только это.
Наруто резким и неосознанным порывом хватает Учиху за запястья, крепко сжимая их пальцами.
- Вообще, я столько хотел всего рассказать, а сейчас – ничего в голову не приходит.
- Совсем ничего?
- Совсем.
- Не похоже на тебя.
Учиха не пытается отстраниться, Узумаки перебирает пальцами, сквозь теплую ткань пытаясь прочувствовать чужие руки.
- Я слышал столько песен о Зиме по дороге сюда. И, ты знаешь, от них становится грустно, но я бы слушал их и слушал. Я шел один в полях и знал, что ты тоже где-то идешь. Я всю ночь тогда думал обо всем об этом, и так ничего толком и не понял. Но знаешь, мне не нужно представлять то, что могло бы быть, если бы не было того дня на Белом Холме.
Мысли скачут от одной к другой, плюют на время и на последовательность.
- Я… не считаю тебя спасителем или убийцей. Я не стану называть тебя Духом Зимы, бывшим или настоящим, потому что бывших не бывает. Да, мне хочется, чтобы ты рассказал о своем прошлом, но важнее не это. Важнее то, что я хочу, чтобы ты сейчас был рядом.
Кажется, что воздуха не хватает. Кажется, что чужие глаза прожигают насквозь. Наруто уже и сам не понимает, что говорит, потому что нет таких слов, которые смогли вы выразить все то, чему именно сейчас захотелось перемахнуть через привычные края и наплевать на устои.
- Пожалуйста, не уходи никуда. Если даже Зимы больше не будет - ты ведь никуда не денешься, да?
- Я человек, люди ведь могут жить без снега.
- Но ты сам сказал, что Зима - это не только снег. Что будет с тобой, если она все же не вернется?
- Думаю, нынешний Дух Зимы погибнет.
- Я не про него, я про тебя!
- Ты слишком...
- Скажи мне честно!
У Наруто требовательные горящие глаза. Он мертвой хваткой сжимает чужие запястья, будто это вынудит Учиху не врать. Чушь, Саске все равно может избрать молчание. Но в этот раз - выбор иной.
- Возможно, я замерзну. Не уверен, но с каждый днем мне все холоднее, хотя на улице теплеет. Это... странно, так не должно быть. Раньше такого не было.
Наруто меняется в лице, требовательность пропадает, уступая место обеспокоенной растерянности. Узумаки поджимает губы и сглатывает. В груди - тяжело, в сознании - тоже, все тело - один тяжелый камень.
- Тогда какого черта ты не хочешь забирать у меня этот свой дурацкий "плащ"?
Наруто глубоко вдыхает и видит, как Саске медленно и молча качает головой. Что? Не поможет? Не хочется? Не нужно? Не стоит? Сплошные "не, не, не".
Узумаки шмыгает носом и выпускает из пальцев руки Учихи. А затем порывисто и несколько грубо обнимает его.
- Мне хочется тебя ударить, честное слово. Без шуток совсем.
- Почему не ударишь?
Вопрос звучит как эхо, как параллель, как отголосок. Узумаки утыкается носом в чужое плечо и закрывает глаза.
- Я пойду с тобой к Горам, плевать, что ты этого не хочешь, ты меня понял?
В соседнем доме гаснет свет, погружая улицу в темноту. Луна сегодня не в силах пробиться сквозь плотные тучи.
- Тебя не остановишь. Это раздражает.
Наруто улыбается. И обнимает еще сильнее, чувствуя у себя на спине чужие руки. Установка, уверенность - все будет хорошо, вы все исправите. Как же иначе.
А за окном дождь продолжает заливать, топить в воде с небес опустошенную Зиму. Она не прекословит, продолжая отсчитывать минуты и часы. Зима забилась в угол и забыла о своих детях. Дети должны идти сами, взявшись за руки и сбившись в кучу, как брошенные котята.
И они идут.
Саске не может оставить своего бестелесного брата. Наруто не может оставить Саске. И кто знает, какую из этих цепей Горы будут способны разрубить.


Вопрос: like/dislike
1. like  9  (100%)
2. dislike  0  (0%)
Всего: 9

@темы: Тень-тень-Нарутотень., Нарутотень-арт., Дух Зимы

URL
Комментарии
2016-06-19 в 16:05 

Это прекрасно!!! Завораживающе прекрасно. Я понимаю, что приветствуются более развернутые комментарии, но у меня просто нет слов. Спасибо за ту радость которую доставляете своими работами.

2016-06-20 в 09:17 

Серебряная
Дай мне день, чтоб тебе его отдать (с).
Iris@, спасибо)
рада, что нравится) :goodgirl:

URL
   

По бесконечной лестнице.

главная